Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

15.12.2017 АналитикаОтчеты конференций БО
Кредитные фабрики: никогда не говори «никогда»

На Форуме «МСБ и финансовый сектор», организованном журналом «Банковское обозрение» и компанией «БизнесДром» состоявшемся 13 декабря в Москве, эксперты спорили, есть ли будущее у кредитных фабрик.



Павел Самиев (НРА, «БизнесДром»), Владимир Гамза (ТПП РФ), Виктор Вернов («Открытие Факторинг»),
Галина Изотова («Деловая Россия») и Антон Куприянов (ФСКМБ)

Драйвер роста или генератор проблемных заемщиков? Будущее или прошлое финансовой сферы? Выступающие разделились на два лагеря, а вердикт вынесли зрители. Параллельно успели разобраться, почему классические банки не спешат давать деньги малому бизнесу, как исправить свою кредитную историю и что общего у займов и покупки гамбургера.



Нестабильный рост

По итогам двух кварталов 2017 года портфель МСП вырос на 4%, а в третьем квартале совокупный объем задолженности в сегменте сократился на 5,7%. По словам Романа Маркова, главного эксперта отдела анализа рисков и перспективных технологий финансовой доступности Банка России, отчасти такое снижение портфеля объясняется техническими моментами: регулятор переквалифицировал часть кредитов малому бизнесу как не соответствующие критериям субъектов МСП. Помимо этого на ситуации со сжатием портфелей сказались традиционно настороженное отношение банков к высокорисковому сектору МСП, перенастройка программ кредитования в банках и продолжающаяся чистка портфелей. Кроме того, на показателях, вероятно, отразились последствия действий регулятора и организационно-технические аспекты слияния ряда банков. Доля кредитов МСП в структуре общего кредитного портфеля остается, как и в прошлом году, на уровне лишь 9–10%, финансовое состояние самих заемщиков слабое.

Оживление интереса банков

«Первыми на рынок вернулись крупнейшие банки, они быстрее реорганизовали свою работу с сегментом МСП, активнее наращивают сотрудничество с государственными программами поддержки», — рассказал на Форуме Антон Купринов, исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы. Особенно заметные результаты у банков из топ-30 в Москве, где за девять месяцев 2017 года объем выдачи новых кредитов МСП увеличился в 2,1 раза по отношению к аналогичному периоду 2016 года (без них результат оказался бы в отрицательной зоне). Московский гарантийный фонд по году показывает отличные результаты по выдачам. По итогам работы за третий квартал 2017 года уже зафиксирован рост в 3,3 раза по отношению к прошлому году, что говорит, безусловно, о востребованности гарантийной поддержки в условиях жестких требований банков к заемщикам и слабого качества последних.

О том, что у банков появился интерес к МСП, также свидетельствуют новые предложения по рефинансированию кредитов МСП, предоставленных другими кредитными организациями.

По словам Романа Маркова, ставки по кредитам МСП снижаются, хотя и медленно. Более активная динамика ставок возможна, если просрочка пойдет вниз.

Основной вызов — высокая просрочка

«Просрочка в сегменте МСП остается самой высокой из всех направлений корпоративного кредитования, — прокомментировал Павел Самиев, управляющий директор НРА, генеральный директор компании «БизнесДром». — При этом в третьем квартале она довольно заметно выросла. Мы ожидаем, что в среднесрочной перспективе она продолжит оставаться на уровне 15%, потому что нет экономических предпосылок для кардинального изменения ситуации в лучшую сторону. И это остается основным “черным лебедем”, основным негативным фактором для развития рынка кредитования МСП».

Прогноз по МСП

«Факторами, положительно влияющими на рынок кредитования МСП, являются в первую очередь господдержка, которая набирает обороты, оживление интереса крупных банков к этому сегменту, политика регулятора по снижению ключевой ставки, а также растущий спрос со стороны предпринимателей на кредиты, — считает Александр Шустов, генеральный директор Российского центра малого и среднего предпринимательства (РЦМСП). — В качестве отрицательных факторов по-прежнему выступают невысокое качество заемщиков МСП, макроэкономическая ситуация и разрозненность некоторых мер господдержки».

Кроме того, в среднесрочной перспективе будут развиваться альтернативные источники финансирования МСП. К примеру, по словам Виктора Вернова, генерального директора «Открытие Факторинг», в последний год получил развитие факторинг — пока чаще речь идет о торговых фирмах (около 66–75% приходится на торговлю и только приблизительно 20% — на производство), но в ближайшее время компания планирует увеличить долю портфеля на производственные бизнесы до 50%. А Арсений Поярков, управляющий партнер «БизнесДром», основатель агентства по оценке цифровых активов DigRate, рассказал, что в будущем малый бизнес также сможет привлекать средства через цифровые размещения (ICO). «На текущий момент нет регулирования этого рынка, нет правовой базы, — сказал он в своем выступлении. — Однако пока и блокчейн, на котором базируются ICO, накапливает данные, сведения об историях успеха и поражений, и по мере того, как этих данных будет становиться достаточно, появятся соответствующие законы, и успешные и перспективные стартапы малого бизнеса вполне смогут привлекать финансирование с помощью этого инструмента».

Отчетность простым карандашом

«Что бы ни говорили, чаще всего наш МСБ — это не производители, а продавцы, а ключевой момент в работе финансиста с продавцом — мониторинг. Для банков это часто нудно, неинтересно, некогда и раз в квартал. Мониторинг раз в квартал — это бесполезно. Мониторить надо ту дебиторку, с которой торговец имеет дело, ее качество, ее диверсификацию и прочее. Этого банки делать не умеют и не хотят. Поэтому считаю, что будущее за небанковскими финансистами», — обрисовал проблемы кредитования МСБ генеральный директор «Юнифактор» Илья Покаместов. С ним поспорил директор департамента малого бизнеса Росбанка Максим Лукьянович: по его мнению, места на рынке должно хватить всем: «Банки есть и будут, они будут финансировать. Но с точки зрения малого бизнеса банки действительно сталкиваются с рядом проблем. Точно так же, как их клиенты».

 

В первую очередь заемщиков смущают высокие процентные ставки, уверен Лукьянович. Вторым сдерживающим фактором роста кредитования МСБ является необходимость предоставлять залог или поручительство («причем большинство банков товары не возьмут, нужна недвижимость»). Правда, на помощь приходят фонды поддержки малого бизнеса. «Длительность рассмотрения кредитной заявки — еще одна проблема банков, — констатировал эксперт. Срок обычно составляет около 30 дней — и это не с момента первой встречи, а с момента предоставления полного пакета документов, которых, как правило, требуют много. Кроме того, негативную роль играет недостаточная поддержка МСБ на федеральном уровне». По статистике Росбанка, высокая официальная одобряемость кредитов (около 80% заявок) — лишь вершина айсберга. На самом деле основной отсев происходит еще в филиалах, и это не попадает в статистику. Реальная доля одобрения составляет максимум 10–15%. «У нас лишь около 7% клиентов могут кредитоваться. При этом хотят — 40%», — сказал Лукьянович.

Неготовность банков рисковать капиталом, в свою очередь, связана с частым отсутствием ликвидного залогового обеспечения или его плохим качеством. Дополнительными проблемами становятся нежелание заемщика показывать реальное финансовое положение и низкая финансовая грамотность МСБ. «Просрочка составляет около 15%, то есть многие предприниматели не отдают кредиты. Если до этого у компании не было кредитной истории, зачем банку идти в этот бизнес, если у него есть более безопасные варианты вложения денег вкладчиков? — задался риторическим вопросом Максим Лукьянович. — При такой ситуации, когда мы получаем от многих предпринимателей отчетность, нарисованную простым карандашом, революции не случится. Банки должны искать новые способы, как кредитовать. А МСБ должен учиться работать с банками».

Исправиться может каждый

«До недавнего времени в РФ не было решений для сегментации и оценки кредитного риска МСП, — сказал директор по маркетингу НБКИ Владимир Шикин. — Но в 2005 году появился Закон о кредитных историях, а в 2010-м набор базы НБКИ оказался достаточным для создания сначала экспертной, а затем эмпирической модели оценки кредитного риска с помощью скоринг-бюро. Это дало существенный толчок развитию кредитования во всех сегментах — от ипотеки до микрокредитования. Иными словами, риск розничного клиента мы уже умеем оценивать с достаточной точностью, чтобы в кредитных конвейерах принимать решение быстро. Вы знаете, что розничные кредиты сегодня выдаются в течение нескольких минут. Аналогичная задача стоит и перед сегментом кредитования МСП».

По мнению Шикина, эти два сегмента очень близки: они основаны на потоковой технологии, стандартизированной процедуре принятия решений. К 2017 году по сегменту МСБ в НБКИ накопилась информация о 1,7 млн субъектов. «Одним из важнейших мешающих кредитованию факторов являлась непрозрачность МСП. Сейчас такого нет. Информация есть практически о любом МСП, а также его владельцах, топ-менеджерах — это около 85 млн физлиц», — заявил представитель Национального бюро кредитных историй. — Это стало возможным благодаря внесению в ФЗ-218 о кредитных историях важной поправки. Она позволяет запрашивать кредитный отчет в НБКИ не только самого МСБ, но и связанных с ним субъектов. Единственное требование — наличие согласия. А если у заемщика есть желание получить кредит, он это согласие даст», — уверен эксперт.

В 2017 году НБКИ сделало экспертную модель скоринга для МСБ — иначе говоря, интеграции оценки его риска. «Мы берем финансовую информацию за последние два года, кредитные истории МСП, связанных субъектов, и на выходе кредитор получает набор скорингов по конкретному бизнесу. Это трехзначные цифры вместе с причинами, оказавшими наибольшее влияние на изменение скоринга. Нужно произвести некую аналитическую работу, чтобы понять, все ли из них учитывать для принятия решения. Кредитор понимает, что связанные субъекты в разной степени влияют на кредитоспособность».

«Как не быть прокаженным в вашей системе?», — спросили эксперта из зала и получили обнадеживающий ответ. «Кредитная история — это набор фактических данных о том, как лицо принимало на себя финансовые обязательства и как их обслуживало. Это факты без какой-либо оценки. Если вы попали в трудную ситуацию и просрочили платеж, но потом исправились и в течение долгого времени погашали задолженность в срок, мы это увидим. Кредитор обязан передавать информацию в НБКИ. Если он этого не делает, то будет оштрафован на 50 тыс. за каждый факт нарушения 218-го Закона. Кроме того, у заемщика есть право в любое время свою кредитную историю контролировать. Запрос в НБКИ стоит несколько сотен рублей, а раз в год можно получить свою кредитную историю и вовсе бесплатно. Если какие-то цифры, по вашему мнению, не сходятся, можно отправить в НБКИ информацию с оспариванием записи в кредитной истории. Мы обязаны связаться по этому поводу с банком-кредитором и в течение 30 дней ответить заемщику», — призвал к активной позиции Шикин.

«Пошумим…»

После индивидуальных выступлений пришло время схлестнуться мнениями с коллегами в так называемом батле, где одну сторону заняли энтузиасты кредитных фабрик, а другую — скептики. В роли энтузиастов выступили начальник департамента кредитования МСБ банка «Уралсиб» Виктория Золочевская, исполнительный директор Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы Антон Купринов и генеральный директор РЦМСП Александр Шустов. В команду скептиков вошли председатель правления РУНА-Банка Александр Арифов, директор департамента развития малого бизнеса Связь-банка Михаил Качалкин и генеральный директор компании «АЛИР» Александр Любосердов.

Эксперты рынка спорили о роли кредитных фабрик: добро они или зло для предприятий МСП? Первый раунд от команды скептиков провел Александр Арифов. По его мнению, кредитные фабрики не оправдали себя в прошлом и вряд ли сделают это в будущем. «Они придумывались банками, чтобы сократить расходы на обслуживание и привлечение клиентов. Кредитные фабрики никогда не смогут обеспечить качественную оценку риска по заемщикам. Исходя из поведения клиента в прошлом, вы никогда не сможете спрогнозировать его поведение в будущем, потому что не все зависит от него одного. Мы живем в меняющихся условиях, и в первую очередь под новые ограничения попадают предприятия МСБ».

Основной потребностью клиентов, которые приходят в банк за кредитом, Арифов назвал пополнение оборотных средств. «Когда фабрики подразумевают, что клиент вернет кредит, аккумулировав деньги к определенному сроку, они сами себя обманывают. МСБ всегда будет выдергивать средства из оборота, перезанимать у поставщиков, контрагентов. А когда наступает время возврата, риск-менеджеры увидят, что он был погашен ненадлежащим образом, то есть за счет нового займа. Моя мысль такова: пока правила оценки кредитных рисков со стороны ЦБ фактически запрещают банкам осуществлять постоянное рефинансирование бизнеса заемщиков, до тех пор кредитные фабрики будут неэффективны. Первый кредит клиент сможет взять, а вот второй — уже нет», — уверен эксперт.



Ему оппонировал спикер из команды энтузиастов — Виктория Золочевская. Она сделала акцент на том, что малый, микро- и нанобизнес имеет те же желания, что и физлицо: получить кредит быстро, на понятных условиях и под низкий процент. «Такие условия могут обеспечить только кредитные фабрики. Никакие бесконечные комитеты, залоговые службы, юридические службы, через которые нужно пройти в банках, не дадут возможность маленькому клиенту получить деньги быстро, — сказала Золочевская. — Более того, именно в рамках кредитных фабрик можно управлять портфелями. Мы понимаем, на каких условиях мы принимали эти кредиты, когда эти условия поменяли, и что сыграло роль в случае просрочки. Если мы выдаем кредиты индивидуально каждому заемщику на своих условиях, то оценить, какой фактор риска сработал, становится сложно. Это предполагает ручной разбор каждой ситуации, что становится достаточно дорого для банка».

Ответила Золочевская и на мнение оппонентов о том, что кредитные фабрики придуманы банками для снижения издержек: «Да, это так. Но ведь снижение издержек нам и дает снижение стоимости кредита. Не секрет, что сейчас многие мелкие предприниматели получают кредит в рознице как физлица по повышенной ставке. А чем она выше, тем сложнее погашать, тем выше риск просрочки».

Во втором раунде команды обсуждали вопрос, делают ли фабрики более доступным кредитование для МСБ. От команды энтузиастов выступил генеральный директор РЦМСП Александр Шустов. «Я тоже брал кредиты для МСБ и знаю, как это сложно. Фабрики помогают вытянуть свой кредит, регулируют, направляют, учат занимать так, чтобы это принесло прибыль. РЦМСП пытается создать такую систему, которая поможет человеку не только в кредитовании, но и в других сферах (юридической, экономической, рекламной). Кредитные фабрики созданы для того, чтобы предостеречь заемщиков от неправильных действий. Сравните: за помощь кредитных брокеров вы заплатите минимум 10%, фабрика же зарабатывает в процессе, а не сразу. Не нужно отдавать бешеную сумму в один день».

 

Доводы противоположной стороны привел Михаил Качалкин. Он рассказал анекдот: «Мойша, сколько будет 2+2?» — «А мы таки покупаем или продаем?». «Так вот: с кредитными фабриками то же самое, — продолжил Качалкин. — Для кого мы их обсуждаем — для предпринимателей или для банкиров? Банкиры кастомизируют свои расходы, могут управлять тысячами данных о бизнесе, не разбираясь в его рисках. Мы упрощаем процессы для банка, при этом сохраняем высокую ставку, а то и закладываем туда риск невозврата. Так кому нужны кредитные фабрики?»

По мнению Качалкина, на рынке существуют два периода: время банкиров и время заемщиков. Сейчас — время вторых. «Кто считает, что банк может себе позволить разбрасываться клиентами? Сейчас время заемщиков, предпринимателей. Вас реально мало, и мы не можем себе позволить вас стандартизировать. Фабрикам неважно, чем вы занимаетесь, важно, чтобы вы соответствовали статистике возвратов и прочим стандартам, чтобы с вами было легко работать. Иначе идите и притворяйтесь другим бизнесом».

Кредитные фабрики — будущее или прошлое финансовой сферы? В финальном раунде точку зрения скептиков представил Александр Любосердов.

«Хотите знать, как на самом деле сейчас берут деньги в сегменте микробизнеса? Я расскажу: через потребкредит. Идут как физлица, получает заем под 20% годовых либо кредитные карты. Поэтому обращаюсь к банкам: вы просто научитесь работать с клиентами — теми, которые есть. Приведите в соответствие ваш процесс, настройте риски, сделайте акселератор. А пока — какие кредитные фабрики? Когда-то они, может, и будут, но явно не сейчас».

С экспертом поспорил участник из зала. По его мнению, кредитная фабрика — это эффективный конвейер, который позволяет получить кредит быстро и без проблем: почти как продажа гамбургеров. Скептики нашли, что ответить на метафору: «Мы можем стандартизированно продавать гамбургеры, когда покупателей кредитов будет столько же, сколько в ресторане фаст-фуда. А сейчас предпринимателей, способных кредитоваться, меньше 1 млн, им нужна эксклюзивная услуга, а не просто быстрая и эффективная».

«Никогда не говори никогда», — начал с примиряющего тезиса о работе кредитных фабрик их сторонник Антон Купринов. «Да, они больше направлены на кредитование физлиц. Но физлицо и предприниматель — там грань найти сложно. Эти фабрики не будут для всего бизнеса, но они уже работают, и крупные банки уже финансируют компании, исходя из оборотов. Посмотрите на Big Data — все быстро меняется, и мы раньше не могли пользоваться такими технологиями, как сейчас. Очень скоро информацию о заемщиках будут собирать не только от НБКИ, но и от «Аэрофлота», РЖД и других источников. Просканировать любое юрлицо и физлицо можно быстро и достаточно хорошо. Я убежден: фабрики будут. Не у всех, не для всех банков, но в какой-то форме обязательно».

 

Вердикт командам вынесли зрители. 58% из них посчитали более убедительной позицию скептиков, 41% голосов досталось сторонникам кредитных фабрик. Однако разрыв слишком мал, чтобы окончательно поставить точку в дискуссии.


Презентации спикеров

Роман Марков, ЦБ РФ. Основные тенденции кредитования и развития финансирования субъектов МСП

Арсений Поярков, БизнесДром, Digital Rating Agency. ICO для МСП — реальный источник фондирования или игрушка для стартапов?

Виктор Вернов, «АФК», «Открытие Факторинг». Факторинг как источник качественного роста МСБ

Максим Лукьянович, Росбанк. Кредитование МСБ: текущая ситуация и перспективы

Станислав Шакиров, Digital Rating Agency. Прошлое и будущее блокчейн-экономики

Илья Покаместов, ЮниФактор. Внутрифирменные факторинговые компании: завтрашний день российского факторинга

Владимир Шикин, НБКИ. Индустриальные решения для управления рисками в работе с МСП

Олег Юшков, Ак Барс. Клиентоцентричная модель обслуживания малого бизнеса

Леонид Итальянцев, АМУЛЕКС. Комиссионные доходы в МСБ и глубина монетизации. На примере программы «Спутник»

Вячеслав Спиров, Сбербанк Лизинг. Лизинг как инструмент развития МСП

Антон Купринов, ФСКМБ. Гарантийная господдержка предпринимателей Москвы. Итоги: I-XI 2017

Павел Самиев, НРА, «БизнесДром». Кредитование МСП: Господдержка – единственный драйвер роста?