Вход Регистрация
Подписка

Вопреки стандарту

07.09.2017

В рамках Форума «Актуальные залоговые практики и кейсы» обсуждалось много важных для рынка тем, однако на одном выступлении хотелось бы особо сконцентрировать внимание. Идеи, предложенные докладчиком, идут вразрез с мнением как профессионалов оценочного сообщества, от имени и якобы в интересах которых выступил автор, так и представителей банковского сообщества

Речь пойдет о презентации Александра Слуцкого, вице-президента Национальной ассоциации финансовых рынков, который продвигает внесение изменений в ФСО № 9 «Оценка для целей залога». Участниками Форума эти предложения активно обсуждались, причем были высказаны веские возражения против идей, изложенных в документе.

Так, анализ положений проекта показывает, что многие из них идут вразрез с действующим федеральным законодательством, следствием чего является попытка ущемления конституционных прав граждан. В частности, резкие возражения возникают относительно содержания п. 5 данного проекта, предлагающего сохранить право заказывать отчет об оценке для целей залога исключительно за банками, лишив такой возможности правообладателя. Предложение абсолютно недопустимо, поскольку вступает в противоречие с нормами Конституции РФ. Налицо попытка ущемления прав владельца. Согласно предложениям авторов проекта, заказчиком отчета могут выступать потенциальный или фактический залогодатель, а также лица, действующие по его поручению или доверенности.

Но, даже если попробовать «отвлечься» от приоритетности федеральных стандартов, на практике такой подход приведет к тому, что при выборе банка для получения кредита под залог своего имущества клиент будет вынужден оплачивать столько оценочных отчетов, сколько банков он рассматривает. Наконец, о конкурентных ценах в такой ситуации можно забыть, ведь стоимость услуг будут устанавливать не оценщики, а сами банки, выступая в роли «перепродавца» оценочных услуг. А если учесть, что банки активно «режут косты», в том числе сокращают расходы на консалтинг, то нельзя говорить о рыночной стоимости услуг.

Необходимость вводимых ограничений автор объясняет тем, что банкиры жалуются на непрофессионализм оценщиков, в то время как техническое задание четко сформулировать не в состоянии. Согласна, у каждого банка — свои особые условия, которые он требует включить в задание на оценку залогов, но такое право прописано в ФСО № 9.

Кроме того, докладчик, по существу, выступает против основного постулата, заложенного в само понятие «отчет об оценке», он раскритиковал ФСО № 9 за то, что документ отражает стоимость имущества исключительно на дату оценки.

Также автор поправок убежден, что все виды стоимости предмета залога могут быть представлены в виде интервала значений, и предлагает это прописать в п. 19 обновленного ФСО № 9. Между тем для целей залога стоимость в виде интервала неинтересна самому банку, который не может начислить резервы в виде интервала значений. И федеральный стандарт четко оговаривает, что оценщик должен придерживаться пессимистического подхода при определении стоимости, а значит, принять нижнюю границу интервала. Иначе любая сторона, включая ЦБ РФ, сможет оспорить выводы оценщика, содержащиеся в отчете, в чем вряд ли заинтересованы сами же банкиры. И уж тем более не поддержат такие изменения в стандарте профессиональные оценщики, которых за «самодеятельность» в отчетах наказывают, вплоть до запрета на профессию, а в некоторых случаях наступает и уголовная ответственность. Но авторов это, очевидно, не смущает: они совершенно открыто в п. 45 проекта предлагают прописать, что соблюдение ряда требований п. 8 ФСО № 3 «Требования к отчету об оценке» не должно быть обязательным для оценщиков.

Столь же вольно они предлагают подходить и к трактовке ФСО № 2 в части ограничения видов стоимости, предлагая ввести в российское законодательство понятие «справедливая стоимость для целей залога». Такая формулировка не имеет аналогов в положениях отечественных стандартов. Что касается международных стандартов, там существует определение «справедливая стоимость», но оно не соответствует предложенному авторами проекта определению.

Еще одно из предложенных изменений, неведомое ранее в российском законодательстве, — «срок маркетинга». Все, что к нему относится, прописано в п. 34–40 документа. Авторы представляют его как «мнение», высказываемое в виде интервала значений. Данные новшества могут отразиться как на определении вида стоимости, так и на практике начисления резервов по различным категориям залога.

Кроме того, авторы игнорируют саму процедуру обращения банками взыскания на предмет залога и обязательной продажи имущества посредством публичного предложения на конкурентном рынке. По крайней мере, п. 32 невозможно понять иначе. А поскольку, согласно п. 33 документа, «справедливая стоимость предмета залога» зависит от рыночной, для определения справедливой стоимости оценщику придется рассчитать рыночную стоимость, которая неразрывно связана с конкурентным рынком. Налицо явное противоречие. Считаю необходимым обсудить и согласовать данные идеи с представителями как банковского, так и оценочного сообщества. При всем уважении к авторам проекта, Ассоциация не зарегистрирована в СРО оценщиков, а значит, сложно понять, от чьего имени такие серьезные поправки выносятся на обсуждение широкой профессиональной аудитории.

Также прослеживаются попытки внести в обсуждаемый проект ФСО № 9 положения, которым место во внутренних инструкциях или распоряжениях ЦБ, Минэкономразвития и иных ведомств. В частности, в п. 2 изложено предложение распространить действие стандарта «по решению Банка России в пределах его компетентности» на оценку имущества в рамках иных федеральных законов и подзаконных актов; в качестве примера указан ФЗ-156 «Об инвестиционных фондах». Между тем законодательно установлено, что ни Банк России, ни иной орган власти не может распространять свои решения на стандарт об оценке, а любое решение об использовании стандарта в таком случае должно отражаться во внутренних инструкциях или распоряжениях.

В целом, при детальном изучении данного проекта изменения ФСО № 9 складывается ощущение, что никакой юридической экспертизы документа не проводилось, иначе мы бы его вряд ли обсуждали. В частности, хотелось бы посоветовать авторам проекта, прежде чем давать предложения о поправках в федеральный стандарт, разобраться, какие из норм должны быть прописаны в законах, какие — на уровне методических рекомендаций (которые к каждому стандарту разрабатываются рабочими группами при Минэкономразвития), а какие — удел распоряжений органов власти.

Учитывая противоречивый и спорный характер предложений, сложно сказать, кому ФСО № 9 в таком виде может быть выгоден и полезен. Судя по всему, мы наблюдаем неудачную попытку состыковать требования Положения 590-П (взамен утратившего силу Положения Банка России 254-П) в части имеющегося там вида стоимости (справедливой стоимости) и действующего ФСО № 9. Увы, в текущей редакции это не получилось.



07.09.2017
Эта статья была разослана 1437 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

Вверх