Вход Регистрация
Подписка

IdTech на низком старте

14.11.2017

Подробный отчет с третьей ежегодной конференции «Технологии идентификации в финансовой отрасли: регулирование, инновации, опыт, перспективы»



На третьей ежегодной конференции «Банковского обозрения» по технологиям идентификации клиентов в финансовой сфере, прошедшей 10 ноября в Москве, был затронут широкий спектр тем, касающихся не только применения биометрии в идентификации, но и создания единой базы СМЭВ, работы с антифродом, аспектами развития поведенческой идентификации.

Модератором мероприятия выступил Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент АРБ. В своем приветственном слове он отметил, что развитие цифровых технологий меняет не только способы продвижения финансовых услуг, но и их «потребление» и «предоставление». Поэтому красной нитью через все выступления прошла тема «физиков» и «лириков»: первые хотели бы получить услуги, а вторым постоянно что-то мешает эти услуги предоставить.

 

 

Идентификация потребителя цифровых финансовых услуг становится основным вопросом построения периметра доверия в цифровом пространстве для всей цифровой экономики, но существующие способы и регулирование идентификации не успевают за развитием новых технологий. Одной из них, по мнению модератора, является стек методов и технологических платформ для идентификации физических лиц, объединяемых термином IdTech. Но, сказав «IdTech», необходимо коснуться и применения цифровых технологий для соответствия возрастающим требованиям регулирования. Эти наработки, в свою очередь, получили аббревиатуру RegTech. Данная проблематика сейчас также на слуху, но обсудить ее подробнее Эльман Мехтиев предложил уже на следующей конференции «Б.О».

Вести из Госдумы

Для участия в первой сессии «Идентификация и цифровые финансы: проблемы, тренды, регулирование» модератор пригласил Андрея Емелина, председателя Национального совета финансового рынка (НСФР), Екатерину Андрееву, вице-президента Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), Юлию Дудкину, коммерческого директора проектного офиса «Цифровая идентичность», Ростелеком, а также Андрея Федорца, генерального директора компании «АйДиСистемс».

В число обсуждаемых проблем вошли три наиболее актуальных вопроса сегодняшнего дня:

• какие потребности общества и государства подталкивают развитие технологий идентификации и формируют тренды?

• как найти оптимальную модель регулирования вопросов идентификации в digital-пространстве?

• IdTech как новая реальность.

Первым слово получил Андрей Емелин с докладом «Формирование системы удаленной биометрической идентификации и взаимодействие банков с ЕСИА». Он озвучил самые свежие новости, касающиеся поправок ко второму чтению в Госдуме соответствующего пакета законов. В частности, речь шла о законопроекте № 157752-7 «О внесении изменений в Федеральный закон “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма”».

Андрей Емелин рассказал о том, что по условиям заключения договора банковского счета (вклада), договор может быть подписан простой электронной подписью физического лица в соответствии с Правилами использования простой электронной подписи при обращении за получением государственных и муниципальных услуг в электронной форме (Постановление Правительства от 25.01.2013 № 33). Подписанный такой электронной подписью договор признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью данного физического лица.

Предполагается появление ограничений по количеству счетов (вкладов), открываемых удаленно одному физическому лицу, а также по сумме операций по таким счетам (вкладам), за исключением операций, совершаемых при расторжении договора банковского счета (вклада), которые устанавливаются ЦБ по согласованию с Росфинмониторингом.

Кроме того, ЦБ вправе установить критерии определения кредитных организаций, которые не могут открывать счета (вклады) клиенту — физическому лицу при проведении идентификации без его личного присутствия, а также перечень таких кредитных организаций и порядок его составления.

К банкам подключились МФЦ

Екатерина Андреева напомнила, что удаленная идентификация на фондовом рынке посредством ЕСИА производится уже несколько лет, что положительно сказывается на бизнесе участников этого рынка и на расширении их количества. В том числе это происходит за счет «регионализации» новых участников. Круглосуточная и региональная доступность сервисов ЕСИА значительно упрощает удаленный доступ к фондовому рынку.

Что ждет от нового законодательства НАУФОР? Андреева назвала несколько серьезных проблем, которые осложняют жизнь. В их числе такой казус: «обязанность собирать персональные данные вовсе не означает обязанности их отдавать». Много неясностей и с тем, кто и как должен оплачивать услуги. Есть пожелание решить вопрос о привязке номеров мобильных телефонов к фамилиям, именам и отчествам их владельцев.

Юлия Дудкина подробно рассказала о биометрической системе Ростелекома — национальной платформе для удаленной идентификации. В частности, на пути к «новой цифровой свободе» компания придерживается принципа «Три “у” и одно “э”»: удовлетворенность, уникальность, удаленность и экономия». Этот принцип позволяет найти подход ко всем участникам IdTech и национального «биометрического проекта» совместно с ЕСИА.

От законопроекта «О внесении поправок в 115-ФЗ» Ростелеком ожидает того, что уже в декабре 2017 года его платформа для идентификации будет окончательно создана и начнется ее тестирование ограниченным количеством банков, круг которых должен существенно расширится в начале 2018 года, ведь тестовый этап работы с Ростелекомом понадобится всем перед началом полноценной промышленной эксплуатации.

 

Андрей Федорец, iDSystems

 

Андрей Федорец выступил с докладом «От ЕСИА к ЕБС», в котором рассказал о технических тонкостях системы iDБанк. По его словам, в ближайшее время в «банки-доноры» будет направлен модуль, позволяющий проводить проверку пригодности контрольных биометрических шаблонов с помощью «библиотеки контроля качества», а также направлять библиотеку контрольных шаблонов (БКШ) в Единую биометрическую систему (ЕБС) для повышения статуса подтвержденной учетной записи Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА).

Используемая в банках система «iDБанк» позволяет провести регистрацию существующих клиентов в ЕСИА как в подразделениях банка, так и онлайн при условии, что у клиента банка есть договор ДБО. Первым этапом работы в проекте по биометрической (полной) идентификации предлагается организация регистрации клиентов банка в ЕСИА.

Актуальная концепция использования ЕБС в процессе идентификации физлиц предполагает отсутствие в банке системы хранения биометрических образцов, что требует взаимодействия с ЕБС как в процессе создания биометрического шаблона, так и в процессе биометрической идентификации.

iDSystems организовывала взаимодействие с флагманами рынка — компаниями VisionLabs и ЦРТ, поставляющими БиоИС в банки.

Три орешка для «лириков»

Далее диалог продолжился в рамках панельной дискуссии «Удаленная идентификация и биометрия: развитие и перспективы». В ней приняли участие Андрей Емелин, Юлия Дудкина, Андрей Федорец, а также Павел Гурин, советник президента-председателя правления Почта Банка, и Дмитрий Злодив, управляющий по инновациям Промсвязьбанка.

Первой темой для обсуждения, которую предложил модератор, стал вопрос: почему удаленная идентификация в финансовой сфере России — это «ЕСИА+биометрия»? На первый взгляд, связка ЕСИА и ЕБС логична, но у нее есть предыстория, связанная с так и не «взлетевшим» проектом «Универсальная электронная карта» (УЭК). Но поскольку буквально параллельно ходу дискуссии ЦБ упразднил платежную систему УЭК, а выступавшее ее оператором АО «Универсальная электронная карта» с 13 ноября 2017 года исключено из реестра операторов платежных систем, разговор пошел о преимуществах новой системы. Участники дискуссии вспомнили лишь о том, что УЭК создавалась под проект внедрения в России универсальных электронных карт, которые должны были использоваться гражданами для получения государственных услуг в качестве платежного инструмента и даже документа, удостоверяющего личность. Последняя функция оказалась ближе всего к теме дискуссии, к проблематике цифрового паспорта и теме IdTech, фигурирующей в названии всей конференции в целом.

Юлия Дудкина в развитие дискуссии напомнила о том, что ЕСИА сейчас является, по ее мнению, «весьма продвинутой» системой как по количеству зарегистрированных пользователей (примерно 56 млн человек), так и с точки зрения обеспечения должного уровня информационной безопасности. Было бы грех ее не использовать активно.

 

Юлия Дудкина, Ростелеком

 

Все персональные данные как хранились, так и продолжают храниться в ЕСИА, а в ЕБС хранятся биометрические слепки, а это далеко не то же, что биометрические образцы. Слепки представляют собой обезличенный набор данных, тем не менее они также будут тщательно защищены. В целом, вопрос с ИБ уже решен. Поэтому представитель Ростелекома, оператора ЕСИА и ЕБС, только приветствует создание этой связки, которая, несомненно, обладает мощным синергетическим эффектом.

Андрей Федорец, вероятно, — единственный, кто с тоской вспомнил об идее электронного паспорта, при этом призвал к работе на базе ЕСИА, но напомнил, что среди 56 млн физлиц, зарегистрированных там, далеко не у всех имеется статус «подтвержденная учетная запись». А у тех, кто имеет этот статус, но сделал это до 2012 года, существуют проблемы со взаимодействием, например, с ФНС. Поэтому необходимо скрупулезно работать над качеством данных.

Представитель Почта Банка Павел Гурин с точки зрения банкира попытался ответить на вопрос: зачем финансистам нужна ЕСИА? По его словам, он представляет не только банк с государственным участием, но еще и организацию, смотрящую в будущее и желающую в этом будущем оказаться на «правильном месте». А лучшие IT-практики говорят, что окружающий мир, полный динамики, не оставляет никому иного выбора, кроме как использовать платформенный подход. Создание платформы — далеко не простое занятие, зато ее наличие делает IT-службу палочкой-выручалочкой, которая может быстро и не очень дорого реагировать на возникающие проблемы бизнеса.

С ЕСИА ситуация аналогичная. Если смотреть на нее шире, то вся страна нуждается в нормальном, надежном, универсальном способе идентификации личности. Сейчас, по словам Гурина, мы стоим в самом начале пути создания нормальной системы идентификации, которая, в частности, банкам нужна уже давно, поэтому Почта Банк подключился к процессу в числе первых. «Конечно, система должна быть централизованной, конечно, под эгидой государства и, конечно, с учетом того, что уже наработано, и с теми перспективами, о которых мы в том числе сейчас говорим», — высказал свою позицию Павел Гурин.

 

 

Технический тренд дискуссии, заданный банкирами, Андрей Емелин перевел в юридическое русло. «Есть две составляющие: технологическая, увязанная с безопасной идентификацией клиента, и вторая — чисто юридическая. Создание ЕБС касается второго аспекта, юридического». Для того чтобы внутри банка была возможность достоверно идентифицировать человека с использованием биометрии, закон не нужен. Более того, банки давно работают на этой поляне, повышая, например, уровень клиентского сервиса. «Поэтому коллеги из ЕБС используют опыт банкиров, наработанный за много лет. И, по большому счету, это естественный процесс развития в соответствии с бизнес-интересами банкиров для надежного и достоверного подтверждения личности клиентов. Но ЕБС возникла вследствие совершенно другого. У нас в стране есть прямое требование о личной явке при открытии первого счета в банке. И история с ЕБС именно про это. Юридически значимой целью биометрии является лишь замена личной явки при открытии первого счета», — напомнил Андрей Емелин. Все остальное — внутренние платформы и базы данных — оставлено на усмотрение банкиров. Как с ними работали и защищали их, так и следует продолжать это делать. Они применяются и для внутренней аутентификации сотрудников, и для дистанционного заключения договора по простой электронной подписи, где не нужно подтверждать, что это то лицо, с которым банк намерен заключить сделку. Это все составляющие, совершенно не зависящие от ЕБС.

Дмитрий Злодив отчасти согласился с Андреем Емелиным, отчасти нет: «Да, идентификация — это юридически значимая вещь в банковском секторе, а в дальнейшем — в любом другом секторе экономики. Но не надо забывать, что ЕСИА и ЕБС — две разные системы и назначение у них абсолютно разное. Если ЕСИА предназначена для оказания услуг, то ЕБС нужна для верификации и подтверждения личности человека. Да, юридически она, возможно, заменит приход в офис, к чему все это идет. Но технически — это система, которая позволяет подтвердить личность клиента без его личного участия. С учетом того, что все это базируется на мощностях крупного оператора связи, который может себе позволить ее [систему] поддерживать и действительно качественно обеспечить функционирование, я думаю, что все это абсолютно логично. Тем более что финансовая сфера уже давно использует ЕСИА для своих клиентов — не только для доступа, но для и предоставления услуг. Сейчас она соединяется со всеми возможными государственными услугами для обмена данными. И появление рядом системы, которая поможет сделать многие вещи удаленно, только приветствуется».

Обидно ли быть донором?

Дальнейший ход дискуссии модератор перевел на вопросы: зачем банкам отдавать в систему собранные ими данные? Как быстро система будет наполняться? Каков прогноз развития системы?

Дмитрий Злодив посетовал законодателям на «обидное» название — «банки-доноры». По его словам, никто у банков не забирает их существующие системы — как биометрические, так и голоса, фотографий и всего остального. Даже технически это не всегда возможно, а практически и смысла особенного в этом нет. Создается единая платформа, где все будет сделано по единым стандартам, поэтому она, безусловно, будет пополняться. Локальные биометрические системы останутся и будут развиваться. Например, обслуживание звонка в контакт-центр никуда не уйдет, и тут нужно какое-то локальное решение.

Что касается наполнения ЕБС, то по Закону в соответствии с желанием клиента банк обязан снять биометрию и завести учетную запись в ЕБС. «Сейчас достаточно сложно оценить, насколько перетекание клиентов из одного банка в другой станет массовым, но уровень конкуренции в отрасли однозначно будет повышаться», — сделал прогноз эксперт.

Андрей Федорец сделал несколько существенных замечаний, касающихся того, что необходимость внедрения этой системы диктуется, естественно, не требованием первоочередного удовлетворения бизнес-требований банков, она нужна для обеспечения потребностей физических лиц. Уровень ее распространенности будет зависеть от реальной возможности осуществления действий при биометрической идентификации в образовании, медицине, страховании, при регистрации сделок с недвижимостью и т.д.

Однако существует парадоксальная ситуация — все полностью доверяют ЕСИА, но в ней можно зарегистрироваться мошенническим образом. Регистрация возможна через УКЭП (усиленная квалифицированная электронная подпись), которую можно получить в аккредитованном удостоверяющем центре по подложным документам. Поэтому тут возникает дилемма: точек регистрации для последующей (что упрощенной, что биометрической) идентификации должно быть много, включая те, которые будут находиться вне банков, например в МФЦ, но уровень доверия к ним необходимо повысить.

Кроме того, примерно 15% населения страны имеет ограничения по возможности взаимодействия с окружающим миром. Причем в существующем контрольном биометрическом шаблоне (КБШ) используются всего две модальности: голос и фото. Этот список со временем необходимо расширять.

 

 

Юлия Дудкина спрогнозировала, что количество зарегистрированных шаблонов в обозримом будущем, примерно через год после старта, будет исчисляться шестизначными числами. Но существуют иные драйверы повышения востребованности системы. Собранные данные позволяют существенно повысить качество работы некоторых ИБ-систем, связанных, например, с антифродом.

Андрей Емелин согласился с тем, что мы подходим к старту крайне осторожно, и на то есть свои причины. Но существуют две вещи, способные стать своеобразными трамплинами. «Во-первых, биометрический шаблон может использоваться далеко не только для верификации физического лица, пришедшего открывать первый счет. Но пока Закон об этом ничего не говорит, он об этом умалчивает. Как только мы поймем, что этот функционал можно применять для тех же самых целей, для которых вы применяете сейчас собственные биометрические решения, это станет трамплином номер один», — дал прогноз эксперт. Трамплин номер два — это составляющая, связанная с ЕСИА, самодостаточным реестром идентификационных данных, которые нужны финансистам, и т.д. Никаких особенных проблем, чтобы получать эти данные, нет. Форматы готовы, подключение к СМЭВ есть, есть кейс, и нужна лишь воля — юридическая и политическая, которая запустит этот механизм. Если это произойдет, это станет трамплином номер два. Это будет источник получения новой информации о клиенте для биометрической или обычной идентификации. Сейчас в определении «идентификация» в 115-ФЗ предлагается зафиксировать, что сведения в рамках этого процесса могут быть получены как из документов и их копий, так и из ГИСов. На завершающей стадии находится работа с поправками в ФЗ-218 «О кредитных историях». Там идентификация через ЕСИА записана как способ дистанционной идентификации субъектов кредитных историй. И именно там ЕСИА закреплена как механизм дистанционного согласия физлица на передачу кредитного отчета.

Павел Гурин высказал, по его же словам, немного крамольную мысль: «Тем банкам, от которых сейчас зависит развитие системы, она не нужна. Банки-доноры, обладают своими широкими сетями обслуживания физических лиц и потоком людей там. Это напоминает ситуацию с созданием БКИ. Когда они только появились, на рынке уже доминировали в этом вопросе Банк «Русский Стандарт», Сбербанк и т.д. Им тогда было не интересно делиться своими данными со всеми остальными. Тем не менее практика показала, что сейчас эти бюро существуют, их деятельность весьма полезна всем, в том числе упомянутым банкам. Поэтому шансы есть, надо только изначально идти в правильном направлении».

Следует четко понимать: не надо путать систему управления рисками и систему идентификации. «В БКИ мы не так критичны к качеству источников данных и даже вольны, имея на руках выписку оттуда, принять любое решение, основываясь на собственных аппетитах к риску. Идентификация — намного серьезнее. Нам надо доверять тем структурам, которые будут собирать биометрические данные, тому оборудованию, которое будет использоваться. Как бы здесь не получился эффект колосса на глиняных ногах, когда система существует, но войти в нее с любыми некорректными данными несложно, как сейчас происходит с ЕСИА», — уточнил Павел Гурин.

 

Эльман Мехтиев, АРБ

 

В заключение Эльман Мехтиев по традиции предложил всем участникам панельной дискуссии создать wishlist, который он пообещал передать заинтересованным ведомствам для учета пожеланий банкиров по рассматриваемому вопросу.

Итак, в документ под названием «Что нужно, чтобы “физики” захотели, а “лирики” смогли?» после жаркой дискуссии были включены три основных пункта:

• обеспечить возврат из ГИС пользователям («лирикам») большего количества информации и добиться ее регулярной верификации, например актуализации адреса прописки;

• обеспечить обязательность использование ЕСИА для предоставления любых государственных услуг;

• четко прописать ответственность каждого участника за некорректно совершенные действия.

О чем говорят кейсы?

Вторая сессия конференции — «Биометрия в финансовых организациях: кейсы и новые технологии» — содержала множество презентаций успешных фактов применения биометрических технологий в международных и отечественных банках, а также в платежных системах.

Дмитрий Злодив из Промсвязьбанка рассказал о цифровизации банка и вопросах идентификации клиентов, Константин Соловьев, заместитель председателя правления платежной системы «Лидер», представил доклад «Практические кейсы использования биометрии в терминалах самообслуживания в ОАЭ», Ольга Худякова, руководитель подразделения CitiPhone Ситибанка, заинтриговала докладом «Голосовая идентификация — опыт внедрения Ситибанка в странах Азии», а поднятую тему продолжила Марина Фролова, заместитель директора по операционной деятельности Росбанка, в выступлении на тему «Проработка вопроса внедрения биометрии в банке. Основные сложности на пути к внедрению».

Много интересного содержалось в презентациях выступавших следом представителей вендоров в лице Алексея Кадейшвили, технического директора «Вокорд» с презентацией «Банкоматы, терминалы, мобильные устройства. Оптимизируем биометрическую систему банка», и Александра Горшкова, директора по развитию «Прософт-Биометрикс» с докладом на тему «Применение метода идентификации по венам ладоней для банков». Сергей Новицкий, вице-президент VoiceLabs, рассказал о тенденциях к удешевлению биометрических систем и совместно с Дмитрием Копцом, начальником отдела бизнес-процессов Банка «Восточный», представил совместный кейс «Голосовая биометрия в Восточном. Что? Зачем? Почему?». Завершила сессию Кумриниса Карабаева, начальник управления поддержки и развития процессов обслуживания корпоративных клиентов Альфа-Банка, ярким выступлением на тему «Влияние удаленной идентификации на скоринг».

Наиболее масштабным в этой секции оказался кейс Ситибанка, представленный Ольгой Худяковой. В нем она рассказывала о запуске сервиса, суть которого состоит в эффективном и безопасном методе идентификации клиентов в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Голосовая модальность в нем была выбрана по причине того, что клиенты охотнее предоставляют голосовой отпечаток, чем иные виды биометрической идентификации. Собранные отпечатки хранятся в виде дата-файлов с уникальными ключами доступа, делая похищенные данные бесполезными для потенциальных мошенников. Голос легче интегрировать и хранить, кроме того верификация намного проще по сравнению с традиционной, например ответами на вопросы, запоминанием ПИН-кодов или ПИК-кодов. Голосовая биометрия запущена в мае 2016 года. На 31 октября 2017 года зарегистрировано 3,12 млн клиентов. Сингапур, Австралия, Тайвань и Гонконг показывают снижение среднего времени диалога на 35 секунд по звонкам, прошедшим голосовую идентификацию. Успешная идентификация проходит более чем в 90% случаев, а уровень клиентского согласия на регистрацию составил 70–80%.

Психология всему голова

Теме IdTech, как и обещал Эльман Мехтиев, была целиком посвящена заключительная, третья сессия конференции: «Поведенческая идентификация в финансовых организациях: кейсы и новые технологии». Ключевым в этой фразе, без сомнения, является слово «поведенческая». Активно эксплуатируемые сейчас технологии на основе отпечатков пальцев, голоса, фото и видео уже показали некоторые свои недостатки, восполнить которые призван целый арсенал методов, использующих элементы поведения и психологии людей, подделать которые невозможно, так как они действительно уникальны и совершаются человеком на подсознательном уровне.

Ринат Анисимов, основатель компании «Смарт Секьюрити», рассказал о технологиях поведенческой биометрии в банковском мобильном приложении. Павел Бутенко, директор по развитию инноваций, цифровых продаж и маркетингу INTOUCH, выступил на тему «Диджитализация страховых продуктов: опыт использования BigData». Виталий Муттер, директор по развитию компании RnD Soft, углубился в экосистему цифровой идентичности и большие данные в банках. Денис Ночевнов, директор по технологиям компании MegaLabs, презентовал «Mobile Connect — универсальный способ мобильной идентификации». Олег Клепиков, управляющий партнер компании Psychea, очень ярко и убедительно рассказал о психографическом анализе клиента как основе для персонализированных коммуникаций в финансовой сфере.

О международном опыте говорила Елена Конева, директор FICO: «Обновление скоринга FICO®: расширение доступа к финансовым услугам и использование альтернативных данных».

Начала она с ответа на вопрос: какова цель инициативы FICO Financial Inclusion? Компания хочет упростить доступ к кредитам по всему миру для более 3 млрд клиентов, не пользующихся или редко пользующихся банковскими услугами. Около 2 млрд людей в мире не пользуются банковскими услугами и не являются клиентами банков, и приблизительно 1,3 млрд имеют доступ к банкам, но не имеют кредитной истории.

Инициатива FICO Financial Inclusion — это сочетание продуктов, платформ, услуг и партнерских отношений с использованием новых технологий, инновационной аналитики и современных источников данных в зависимости от ситуации для удовлетворения уникальных потребностей и соответствия требованиям правовой среды каждой конкретной страны в целях расширения доступа к финансовым услугам.

В случае со скорингом на основе альтернативных данных важно построить более сложные партнерские отношения, а для некоторых данных требуется более активное участие кредитополучателя. Появились потребность и возможность переосмыслить роль партнерства: управление продажами, выведением продуктов на рынок, соблюдением нормативных положений и операциями. Кроме того, модели альтернативных данных могут включать данные из разного рода источников.

Одних поставщиков данных традиционно относится к категории «бюро» — это компании, занимающиеся сбором, хранением и продажей данных. Есть также консорциумы или компании, занимающиеся данными и заинтересованные в их монетизации, но при этом продажа данных, как правило, не осуществляется открыто. Также существуют источники данных, пополняемые клиентами, например, во время регистрации, предоставления доступа к мобильным устройствам и информации к учетной записи в Интернете.

В итоге FICO в партнерстве с глобальными компаниями EFL и Lenddo, объединенными схожей миссией, добилась своих целей и вывела свою инициативу на промышленный уровень.

Что оказалось одним из самых ценных в этой секции и в мероприятии в целом? Конкретные кейсы наглядно доказывают, что биометрия и технологии IdTech в целом способны обеспечить значительный прирост эффективности бизнеса. В частности, Олег Клепиков привел конкретные показатели: расчет эффективности на данных реализованных кейсов составил +46,11%, а показатель ROI возрос на 3193,39%!


Презентации спикеров:

Андрей Емелин, НСФР. Формирование системы удаленной биометрической идентификации и взаимодействие банков с ЕСИА

Юлия Дудкина. Ростелеком. Биометрическая система Ростелекома

Андрей Федорец, iDSystems. От ЕСИА к ЕБС

Дмитрий Злодив, Промсвязьбанк. Цифровизация банка и вопросы идентификации клиентов

Константин Соловьев, Лидер. Практические кейсы использования биометрии в терминалах самообслуживания в ОАЭ

Марина Фролова, Росбанк. Проработка вопроса внедрения биометрии в банке. Основные сложности на пути к внедрению

Алексей Кадейшвили, VOCORD. Банкоматы, терминалы, мобильные устройства. Оптимизируем биометрическую систему банка

Александр Горшков, ПрософтБиометрикс. Применение метода идентификации по венам ладоней для банков

Сергей Новицкий, VoiceLabs. Тенденция к удешевлению биометрических систем

Дмитрий Копец, Восточный Банк. Голосовая биометрия в Восточном

Кумриниса Карабаева, Альфа-Банк. Как удаленная идентификация повлияет на скоринг

Елена Конева, FICO. Обновление скоринга FICO® расширение доступа к финансовым услугам и использование альтернативных данных

Ринат Анисимов. Смарт секьюрити. Технологии поведенческой биометрии в банковском мобильном приложении

Павел Бутенко, INTOUCH. Дилжитализация страховых продуктов опыт использования BigData

Виталий Муттер. RnDsoft. Экосистема цифровой идентичности и большие данные в банках

Денис Ночевнов, Мегалабс. Mobile Connect — универсальный способ мобильной идентификации

Олег Клепиков, Psychea. Психографический анализ клиента, как основа для персонализированных коммуникаций в финансовой сфере



14.11.2017
Эта статья была разослана 1426 on-line подписчикам bosfera.ru
Материалы альянса финансовых медиа:
Разговоры финансистов

АДРЕСА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Перейти в Раздел
Вверх